Главная » Статьи » Непридуманные истории

БИБЛЕИСТИКА

Священство – частый спутник религиозной жизни. Зародившись на заре истории человечества, оно до сих пор в той или иной форме присутствует при взаимоотношении человека с Богом. Однако древность этого установления не означает того, что оно в достаточной мере осмыслено и понято церковью. Противостояние клириков и лаиков в новозаветной эпохе является яркой иллюстрацией такого не четкого понимания.

Настоящая статья имеет своей целью исследовать тему священства. Мы планируем, во-первых, приоткрыть глубинный онтологический смысл священства, во-вторых, проследить, какие изменения претерпело священство в истории, и, в-третьих, будет сделана попытка рассмотреть взаимосвязь священства с другими характерными атрибутами религиозной жизни: пророчеством, учительством и управлением. Предполагается также сравнить ветхозаветное и новозаветное священство. Кроме того представляется интересным вопрос, касающийся того, что будет происходить со священством в эсхатологической перспективе.

Мы не будем претендовать на полноту освещения темы, наша задача заключается в том, чтобы нащупать узловые моменты предложенных вопросов и на этих моментах заострить внимание.

Понятие о священстве

Еврейское слово коген – “священник” происходит от глагола коган – “быть священнодействующим”, “совершать священное служение”, т.е. приносить жертву и совершать воскурение в храме. В арабском языке есть родственное слово, имеющее значение “предсказатель”, но здесь, вероятно, речь идет о развитии общего понятия, поскольку священники у большинства народов одновременно отправляли культ и сообщали указания божеств (Библейская энциклопедия Брокгауза , с.868.). Таким образом, этимология слова “священник” дает нам право выделить два варианта понимания: 1) священник как служитель священного ритуала, как предстоятель народа перед Богом, и 2) священник как глашатай божественных определений, как пророк. Однако из второго пункта этого условного деления, особенно когда дело касается феномена пророчества, можно вывести самостоятельные термины такие, как “учитель” и “пророк”. Сейчас для нас, наверное, важно подчеркнуть, что в истории религии откровения священство как таковое этимологически вполне можно рассматривать независимо от других атрибутов религиозной жизни таких, как учительство и пророчество, впрочем, не следует забывать, что само слово коген не однозначно.

Онтологический смысл священства

Можно сказать, что онтологический смысл священства заключается в том, чтобы “приносить жертву”, т.е. быть “освятителем” жизни посредством ее включения в Божественную волю и порядок. Применительно к нашей теме уместно выделить два типа священства: 1) природное, под ним мы будем понимать естественное свойство человека (Божий дар) освящать мир и приводить его к соединению с Богом, здесь человек – Божий помазанник, он в любви и свободе отдает “Божие Богу”, “хранит и возделывает сад Едемский” (ср. Быт. 2:15, Прот. А. Шмеман. Водою и духом. С.108-110.); 2) профессиональное священство, в нем служение священника – это исполнение его ритуальных, богослужебных обязанностей.

Священство и грехопадение

Одним из следствий грехопадения явилось то, что человек (мужчина и женщина) оказался вне области Божественного Света. Адам был изгнан из Едемского сада, и его человеческая природа утратила свое священническое назначение. Поддавшись на искушение змия, люди отрекаются от своего священнического призвания. По мнению протоиерея А.Шмемана, “первородный грех состоит в том, что человек выбирает несвященнические взаимоотношения с Богом и миром” (Водою и духом. С.110.). Вступив на путь магизма, выбрав магический способ познания мира, люди теряют Бога, теперь древо жизни для них закрыто, а, значит, абсолютное природное священство становится невозможным. Человек из первого, т. н. доисторического завета с Богом “попадает в историю”. А здесь в истории до тех пор, пока в нее не войдет Источник жизни, Богочеловек, Новый Адам, Иисус Христос, возможно только неполное, относительное священство, которое является лишь тенью райского абсолютного священства. И как показатель этой неполноты в народе необходимо должен существовать некий удел, некая отделенная от грешников, сакральная часть – священство профессиональное. В этом профессиональном священстве прямо или косвенно, в той или иной степени актуализируется память о потерянном рае. Поэтому оно, это профессиональное священство, призвано стать не только принадлежностью временной жизни, но также послужить прообразом, символом будущего вечного священства.

Священство в истории

Проследим за развитием учреждения священства. Здесь нас будет интересовать как внешний путь (история священства во времени), так и внутренний путь (изменение и углубление смысла священства).

Допотопные времена

Книга Бытия, также как и другие книги Ветхого Завета, ничего не говорит нам о священстве Адама. Однако мусульманское предание повествует, что Адам и Хавва (Ева) в знак благодарности Богу за прощение воздвигли святилище вблизи того места, где произошло их воссоединение со Всевышним (это место называется Кааба). В Библии (Быт. 4:3,4) говорится, что еще Каин и Авель приносили жертвы Богу. Значит, даже на основании этих скудных данных, вполне можно предположить, что профессиональный тип священства существует с самого начала человеческой истории. При этом профессиональность поначалу еще не так ярко выражена, скорее всего, речь идет о некоем естественном действии, в котором сочетаются природная (уже относительная, а не абсолютная) и профессиональная составляющие. Здесь также важно подчеркнуть, что с самого начала в священнодействии присутствует жертвоприношение.

От Ноя до Моисея

По свидетельству Библии, жертвы Богу приносили Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иов (Быт 4:3; 8:20; 15:9; 26:25; 31:54; Иов 1:5). Это было семейное, клановое священство, присущее большинству народов древности. Внешне священный ритуал вряд ли как-либо существенно отличался от прошлых времен. Напряженная и яркая внутренняя духовная жизнь библейских персонажей, тем не менее, практически не повлияла на ритуальный аспект религиозного культа. Хочется отметить, что в случае с Авраамом уже прослеживается мысль, что священник – сам и есть жертва; его преданность Богу, его ревность и нравственная чистота перед Богом должны быть особенными. Священник ради Бога должен быть готов пожертвовать самым дорогим и любимым. Авраам возносит на жертвенник Исаака (Быт 22:9). Позднее, при гибели двух своих сыновей другой священник Аарон также смиренно должен будет принять волю Божию: ему не будет разрешено даже выразить свое личное горе (Лев 10:6). И, конечно, максимума жертвенность священнического служения достигает при крестной смерти Спасителя.

Важно обратить внимание на то, что внешний вид доааронова священства в религии откровения вполне вмещается в форму весьма распространенного у многих народов шаманизма. Надо сказать, что двойственная природа шаманизма внешним образом практически никак не выявляется. Отличие священника Единого Бога от жреца, поклоняющегося тварным началам, нужно искать во внутренней жизни. Очень часто маг противостоит священнику не на обрядовом, а на духовном уровне. Поэтому и распознать магизм иногда можно только при помощи дара “различения духов”. Характерно, что Библия показывает нам пример борьбы священника и мага, когда Аарон противостоит волхвам и чародеям египетским (Исх 7:8-13).

От Моисея до Иисуса Христа

На горе Синай Господь повелевает Моисею сделать святилище Господу, в котором Он будет обитать (Исх 25:8). Это святилище, Скиния становится особенным местом, где Господь будет говорить с Моисеем (Исх 29:42). Теперь к функциям священников добавляется еще один важный аспект их служения – охранение святыни. В Скинии, а затем и в Храме выделяется особое место — Святое Святых, куда входить мог только первосвященник раз в год, в великий День очищения (Лев 16).

Важно, что избрание священника – чрезвычайно ответственное дело, это должен быть чистый, ревностно преданный Богу человек. Так Господь сам повелевает Моисею посвятить в священники Аарона и его сыновей (Исх 28:1). Левиты становятся священническим коленом, когда в момент отступничества многих израильтян они проявляют верность Господу (Исх 32:26). Финеес, сын Елеазара, внук Аарона получает от Господа “завет священства вечного” за то, что он покарал израильтянина, когда тот в глазах всего народа предался служению Ваал-Фегору (Числ 25:6-13). Потомство Садока получает право на священство, когда во время отступления сынов Израилевых они “стояли на страже святилища” (Иез 44:10-31). Необходимость чистоты человека при призвании его на священническое служение хорошо подчеркивается в случае с Иисусом, сыном Иоседека, возглавлявшим иудеев, вернувшихся из вавилонского плена. Господь Сам через ангела очищает Своего будущего служителя (Зах 3: 3-5).

Наряду с новым профессиональным и уникальным аароновым священством в Израиле, по всей видимости, продолжает существовать и священство семейное (Суд. 6:18-29; 13:19; 17:5; 1 Цар 7:1). Со времени Давида культовым центром Израиля становится иерусалимское святилище, а затем, уже при Соломоне, иерусалимский Храм. Однако параллельно сохраняются и другие места поклонения. В этих местах левиты, вероятно, были довольно многочисленны, но при некоторых святилищах исправляли культ священники разного происхождения (3 Цар 12:31). Царь Иосия своей реформой 621 г. упразднил местные святилища и установил исключительные права колена Левиина и верховенство священства иерусалимского. В будущем священство остается только за потомками Садока, левиты – низшее духовенство – объединены в три группы, при которых находятся певцы и привратники (1 Пар 25-26). В 172 г. был убит последний первосвященник из рода Садока, Ония III, с тех пор преемники первосвященника назначались царями Сирии из других родов. При Маккавеях первосвященником стал Ионафан из довольно скромного священнического рода. Его брат Симон стал его преемником (143 г.) и положил начало династии Асмонеев, священников и царей (134–137 гг.). Они были вождями скорее политическими и военными, чем религиозными, что и вызвало оппозицию со стороны фарисеев. В конце концов, со времени царствования Ирода, первосвященники стали назначаться государственной властью из среды знатных священнических родов. Эти последние составили группу “первосвященников”, неоднократно упоминаемую в Новом Завете.

Интересно обратить внимание на обряд посвящения в священники. Из Исх 28:41; 40:15; Лев 8:30 следует, что вместе с Аароном как первосвященником, маслом были окроплены и его сыновья; это значит, что все священники должны были принять помазание. Возможно, что впоследствии помазание стал принимать только первосвященник. Помазание должно было символизировать посвящение священника Господу через дарование ему Духа Господня.

Языческие жрецы рассматривались как существа, одаренные магической властью, происходящей от богов, владеющие сокровенными знаниями и силами. Иначе понимается священство в ветхозаветной Церкви. Потомки Аарона и все прочие левиты предлагаются Богу как жертва и дар, как замена первенцев, посвященных Творцу (Числ. 3:11-12). Здесь также важно отметить, что, поскольку, в отличие от предыдущих Заветов, Завет с Богом, который заключает Моисей (Исх 24:1-11), — это Завет не одного человека, а всего народа Израиля, постольку на этот раз весь народ называется “уделом Божиим”, “царством священников и народом святым” (Исх 19:5, 6). Как левиты – удел Божий (ср. Числ 3:11, 12) среди израильтян, так израильтяне – народ, взятый в удел, по отношению ко всем прочим народам. Это в символическом смысле относительное священство народа. Израиль призван быть той малой закваской, которая квасит все тесто. Позднее та же мысль царственного священства народа присутствует при зарождении нового народа Божьего, новозаветной Церкви (1Пет 2:9). Можно также сказать, что в новозаветные времена язычники как бы входят в этот удел и из «непомилованных становятся помилованными» (1Пет 2:10). Как в Ветхом, так и в Новом Заветах это относительное священство народа, конечно же, не означает всеобщего абсолютного священства, которое настанет только тогда, когда “Бог будет все во всем” (1 Кор 15:28). В Ветхом Завете символ абсолютного священства – место пребывания Бога, Святое Святых. Там обитает слава Божия. Это сакральное место всему народу еще не доступно. За завесу в Храме входит только первосвященник, и то лишь раз в год. В Новом Завете Царство Небесное становится ближе: завеса в Храме рвется (Матф 27:51). Однако при этом для народа дверь еще только приоткрывается, и впереди долгий путь восхождения. По-прежнему мы познаем скрытую реальность лишь отчасти и видим сквозь тусклое стекло (ср. 1 Кор 13:12).

Служение культа и служение Слова

Теперь поговорим об обязанностях или функциях священников. Их можно разделить на две большие группы: служение культа и служение Слова.

1. Служение культа. Священник неразрывно связан со святилищем. Главным его делом было жертвоприношение. Кроме того, к его компетентности относились вопросы культовой чистоты народа. Также в задачу священников входило возвещать сигналом серебряных труб о начале войны и праздниках, в обоих случаях в напоминание Господу об Израиле (Чис 10:9 и след.). Важно сказать, что долг священника – “носить у сердца”, т. е. постоянно помнить, не только “имена сынов Израилевых” (Исх 28:29), но и “суд сынов Израилевых” (Исх 28:30) – иначе говоря, все обстоятельства их жизни, их грехи и повинности вспоминать пред Всевышним и молить Его о прощении (Щедровицкий Д.В. Введение в Ветхий Завет. Сс.556-559.). Необходимо отметить, что ветхозаветные жертвы были установлены “только до времени исправления” (Евр 9:10), т.е. до времени прихода Христа. Прощение грехов происходило ради будущей крестной жертвы Спасителя, “ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи” (Евр. 10:4). Когда Бог взирал на жертвенник, Он видел там не смерть овцы, козы или тельца, а прозревал “Агнца Божия” на кресте Голгофы. Грешник в Ветхом Завете получал спасение так же, как и верующий сегодня. Его спасало “обратное действие” крестной смерти Иисуса, прообразом которой была ветхозаветная жертва. При этом есть все основания полагать, что во время ветхозаветного жертвоприношения (например, когда приносилась т.н. мирная жертва, в которой участвовал народ) происходила теофания и, как следствие теофании, прощение грехов Духом Божиим. Таким образом, ветхозаветная трапеза, во время которой совершалось жертвоприношение, является прообразом и предтечей новозаветной литургии, где также происходит теофания и прощение грехов. Как в Ветхом, так и в Новом Заветах каждый участник этой совместной с Богом трапезы настолько приобщается к иной реальности и очищается Духом Святым, насколько он к этому готов.

2. Служение Слова. В древнем Израиле священник, пользуясь ефодом (1Цар 30:7), уримом и туммимом (1Цар 14:36-42; Втор 33:8) выполнял служение, похожее на служение прорицания у других народов. Урим и туммим – таинственное устройство, связанное с двенадцатью камнями в наперснике и подробно в Библии не описанное, – давало первосвященнику возможность непосредственно вопрошать Господа о воле Его по отношению к народу и получать прямые, дарующие “совершенный свет”, ответы на конкретные вопросы. Так, например, о преемнике Моисея – Иисусе Навине – Господь дал такое указание: “и будет он обращаться к Елеазару священнику и спрашивать его о решении посредством урима пред Господом; и по его слову должны выходить, и по его слову должны входить он, и все сыны Израилевы с ним, и все общество” (Чис 27:21). Однако после Давида эти способы прорицания больше не упоминаются. С тех пор в Израиле в связи с различными обстоятельствами Бог обращает Слово к своему народу иным путем: через пророков, движимых Духом. Урим и туммим, как и многие другие предметы первого храма, после вавилонского пленения были утрачены. Однако при этом священники остаются служителями иного традиционного вида Слова, берущего начало в событиях священной истории и в положениях Синайского Союза-Завета. Эта священная традиция оформляется, с одной стороны, в повествованиях, где вспоминаются великие события прошлого, а с другой стороны, в Законе, который обретает в них свой смысл. Священники являются служителями этого Слова. Они, как обычные истолкователи Торы, дают практические наставления и участвуют в совершении правосудия. В связи с этой деятельностью они составляют письменное изложение Закона в различных кодексах: Второзаконие, Закон святости (Лев 17-26), “Тора” Иезекииля (40-48), священническое законодательство (Исх, Лев, Чис), окончательное составление Пятикнижия (см. Езд 7:14-26; Неем 8). Таким образом, понятно, почему в Священном Писании, священник – человек ведения: он – посредник Слова Божия, передаваемого в традиционных формах истории и кодексов. Однако в последние века иудаизма умножаются синагоги, священство же замыкается в своих ритуальных обязанностях. В то же время растет авторитет книжников-мирян. Принадлежа по большей части к секте фарисеев, они были во времена Христа главными учителями в Израиле (Словарь библейского богословия под редакцией Ксавье Леон-Дюфура С.1017, 1018.).

Теперь становится ясно, что учительство – прямая священническая обязанность, но священники здесь не монополисты, служение учительства вполне может быть разделено ими с книжниками-мирянами.

Что касается пророчества, то общим у служения пророка и священника является особенное избранничество Богом людей для этих служений. Иногда, например, в случае Иеремии и Иезекииля пророк является одновременно и священником. Однако в общем случае пророчество – вполне самостоятельная харизма, прямой Божий дар. Служение пророка, хотя и близко к служению священника, но никогда не было и не должно было быть официальной должностью, – а когда это происходило, оно мельчало и скатывалось к лжепророчеству. Часто пророчество – это указание пути, Господь может заменять одно пророчество другим или отменять его. Пророки могут и противостоять священникам, обычно это происходит, когда священники оказываются не на высоте своего священнического призвания.

Отдельно имеет смысл сказать о служении управления. Важно отметить, что изначально не предполагалось создавать из левитов иерократию (власть духовенства, см. Протоиерей Александр Мень. Исагогика. С.230). Для управления народом Моисей назначает старейшин (Исх 18:13-27). Характерно, что именно эти старейшины, а не Аарон и левиты призваны в дальнейшем разделить с Моисеем его служение управления, именно на них сходит Дух Божий (Чис 11:25). Поэтому, как и в случае с пророчеством, можно сказать, что служение управления и служение священства – это разные самостоятельные служения.

Однако, подытоживая разговор о связи и различии служений священства, управления и пророчества, нужно отметить, что иногда все эти три служения сходятся в одной личности. Такое можно наблюдать в случае Моисея, когда Моисей священнодействует при заключении Завета с Богом (Исх 24:8), при этом он продолжает быть руководителем народа и пророком; и, конечно, в случае Иисуса Христа, Христос – истинный Царь, Мессия, Помазанник Божий, Пророк и Священник. В обоих этих случаях происходит заключение Заветов, и здесь речь уже идет об особенном, уникальном служении.

Окончание следует

Related Posts:

  1. Эволюция понятия «священство» в религии откровения. Часть 2. Новый Завет
  2. Библейские переводы С.С. Аверинцева и читатель XXI века
  3. Неизвестные факты о разорванной завесе в Иерусалимском Храме
  4. Смертные грехи в Священном Писании

Дата публикации: 04.12.2012

Категория: Непридуманные истории | Добавил: yherner (19.02.2018)
Просмотров: 25 Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Информация